panic station
что может быть обиднее, чем, допустим сплетни, центром внимания в которых — вы?
много чего. дай бог, дорогие мои, чтобы сплетни было самым обидным, что с вами когда-либо приключалось. в мире еще много зла...
рушатся бережно выстроенные мечты, стоит лишь вынуть один кирпичик из фундаменты старательно заложенной некогда надежды, собранной по осколочкам, по камешкам; кропотливый труд, в который было вложено так много. настрой — штука важная чрезвычайно. во всем и всегда. он словно батарейка, поддерживающая жизнь, не дающая азартному огоньку в глазах потухнуть, с пути, ведущего к цели, сбиться. но, увы, и батарейки имеют свойство растрачивать энергию. все не вечно. надежда, хоть и последней, — и та умирает.
я всегда старалась оставаться собой в любых обстоятельствах, в любый ситуациях — свались они, как снег на голову. я — боец на полосе препятствий, я — канатоходец, и мне нужно устоять во что бы то ни стало: будь то ветер, дождь, цунами, землетрясение. есть цель. есть траектория. колея. и я не должна сходить с нее.
но порой все же случается что-то, что сбивает с толку. да нет, "сбивает с толку" сказано слишком безобидно. знаете, подобно айсбергу. его верхушка кажется такой маленькой, совершенно не мешающей громадному судну сменить курс. но стоит лишь попытаться закрыть глаза, проигнорировать, чуть вильнуть, чтобы не напороться, как тут же обязательно скребнешь дном. в семье не без урода, в море — не без айсберга.

плохое настроение обманывает. окрашивает реальность в неверные цвета. мрачные. черные. и так важно в нужный момент собрать в себе последние силы и сказать "хей! все не так плохо!". а пробоину и залатать можно.

однако, не каждое разочарование восполнится радостью, не каждый дом подлежит перестройке. не каждое повреждение поддается восстановлению. в конце концов, даже тот самый грандиозный Титаник безнадежно шел ко дну. а вместе с ним и тысячи надежд, не исполнившихся мечт, намеченных планов, не достигнутых целей.

сегодня затонул мой личный Титаник.